mralex (kurakin_alex) wrote,
mralex
kurakin_alex

Краеугольный камень



Серый Шкаф как неприступная скала возвышается надо мной. В комнате где он расположен (да, именно расположен, потому что легковесное слово “стоит”, в данном случае не будет отражать истинного положения вещей), Серый Шкаф является доминирующим объектом.
Он настолько огромен и неприступен, что без всяких сомнений возник здесь когда мир был юным и безусловно сами древние тектонические силы планеты соорудили этот монолит таким, каким его можно наблюдать и по сей день. Время не властно над ним: ветра, дожди и снежные бури не в состоянии причинить ему неудобства и вызвать даже не разрушения, а хотя бы отдаленное подобие эрозии. Серый Шкаф вечен. Вокруг него вращаются планеты, Галактики и сама Полярная звезда. Молнии, цунами и тайфуны разбиваются вдребезги о его монолитные бока.

Тот факт, что его недра абсолютно пусты и, по сути дела, Серый Шкаф не выполняет своих прямых функций емкости для хранения презренных бюрократических отложений, совершенно ничего не меняет. Шкаф самодостаточен как Чак Норрис. Создавая Серый Шкаф, Господь щедро наделил его всего одной только задачей - стоять посреди комнаты. И лишь сам этот факт производит данную функцию в разряд фундаментальных. Шкаф просто стоит и этого уже достаточно для того чтобы жалкие людишки вроде меня сидели под ним, и каждый день, каждый день, каждый день смотрели на уходящую за горизонт бесконечную серую отвесную стену.

Эта стена неспешно, но уверенно сводит меня с ума. Порой воспаленный мозг, проявляя жалость, дарит разнообразные видения, позволяя рассмотреть перед собой что-то кроме этой всепоглощающей серой стены…

Вот где-то там, на самом краю Шкафа, на вершине этого утеса, стоит небольшой полосатый маяк и стая чаек вьется вокруг него с громкими криками. Волны безбрежного сурового океана разбиваются с шумом и брызгами, накатывая мощными бурунами на тяжелые камни. Искры брызг взлетают к небу, кипящая белая пена с шипением стекает с гладких скал. Прямо под маяком уютно расположился небольшой домик служителя, и я всегда вижу когда тот выходит из дверей, закуривает неизменную трубку и медленно шагает к маяку. Иногда его сопровождает небольшая рыжая собака. Вечером в доме смотрителя загорается окошко, и тогда два этих огня: желтый огонек домика и белый мигающий луч маяка, очень уютно светят в сумерках. Иногда, ближе к вечеру, мне удается рассмотреть дорогу, ведущую тонким узким серпантином вдоль серой стены прямо к маяку. Бывает, прямо на отвесной стене, чуть в стороне от острого волнореза, можно заметить карабкающихся к вершине скалолазов экстремалов. Не добравшись до вершины, в лучах заходящего солнца они ставят лагерь на растяжках, а по утру продолжают свой путь наверх. Их яркие палатки хорошо заметны на серых камнях. Поздней осенью мох, покрывающий скалы, меняет окраску и тогда вся гора становится буро-красной, видимо там растет что-то кроме лишайника. Надо думать какие-то карликовые кусты, или что-то в этом роде. Зимой, когда море возле берега застывает, под скалой образуются огромные ледяные торосы и камни обмерзают, становятся совсем белыми. Снежные вихри крутят по краям обрыва свое веретено, тогда башню маяка почти совсем не видно. А когда прямо над скалой на черном небе ярким зеленым светом начинают гулять всполохи полярного сияния, я понимаю - скоро зиме конец. Весна близко. Однажды летом, я увижу рядом с маяком машину. Из нее выйдет человек, осмотрится, похлопает рукой по красному борту, деловито постучит ногой по большому колесу и потопает прямо на самый край утеса к домику смотрителя. Это я приехал, да.
Свобода это то что у тебя внутри.

PS. По просьбе товарища...
Tags: Бытовуха, Графоманство, Жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments