mralex (kurakin_alex) wrote,
mralex
kurakin_alex

Такси



Когда я был высоким стройным брюнетом, богатым как граф Монте Кристо, то довольно-таки регулярно раскатывал по Москве на такси. Конечно, это были не блестящие автомашины - такси в понимании здорового человека. Это были "такси курильщика". Те самые, которые народ окрестил "джихад-такси", "душманы", "бомбилы" и так далее. То есть, механические транспортные средства разной степени упоротости. Такими же, разной степени упоротости были водители, управляющие этими телегами.
Раздолбанный Икарус с гармошкой за пиво, шикарный новый Роллс Ройс за доллар, грязный мусоровоз за сто рублей, двадцатилетняя Ауди за "давай я поведу". Я ездил с молодым узбеком за рассказ о Москве, со старым грузином за советы по выбору и ремонту автомобиля. Меня возили депутатские водилы и бандиты с мигалками, за деньги и бесплатно. У меня скопилась целая куча забавных историй.

Ловля извозчика это своего рода искусство, которое с появлением стандартных автомашин по стандартной цене и возможностью заказать машину через приложение смартфона тоже уходит в прошлое, за ненадобностью. Жаль… Было что-то живое в умении выловить взглядом из потока правильный автомобиль, быстрым взмахом руки привлечь его внимание и по первым фразам с водителем определить - стоит ехать, или же ловить дальше.

Сейчас прошло время бомбил. Машины подстригли под одну желтую гребенку, да и деньги на такси перестали водиться у меня в кармане. Жаль, что интересных историй о поездках на попутках скорее всего больше не будет. Недавно произошла наверное последняя достойная внимания...

Стою на широкой улице, возле автобусной остановки. Юг Москвы, а мне ехать на север. Через весь город на метро. Хотя и без пересадок, но потом пешком 20 минут быстрым шагом, или ждать пока подойдет трамвай.
Февраль, слякоть, время позднее, ноги устали, очень хочется очутиться дома не через час-двадцать, а через сорок пять минут. Мысленно пересчитываю наличность в кармане. Черт, с ним… Поднимаю руку.
Почти сразу тормозит стандартная желтая Хёндай, в меру грязная снаружи. Салон не прокурен, за рулем дядька "за пятьдесят", ожидаемо восточной, азиатской внешности. Обычно я называю ближайшую к адресу станцию метро и смотрю на реакцию. Если водила не знает в каком районе находится станция, и сразу лезет в навигатор - то это совсем плохо. Однако, мой глядит на меня печальными глазами и с акцентом интересуется "какая улица?" Неожиданный вопрос. Такие вопросы задают редко, полагаясь на традиционное "дорогу покажешь". Называю улицу, далее следует вопрос про номер дома. Еще интереснее! Если водитель знает расположение домов на моей улице, не лезет при этом в навигатор и уверенно берет курс, по ходу дела спрашивая что-то вроде "как поедем через центр или по Садовому"- это хороший знак.

- Садись, поехали…
- А сколько денег?
- А сколько дашь?

Стандартный диалог, но вижу что водила не торгуется, а просто продолжает начатую мной тему. Вычитаю из суммы которую готов ему отдать 100 рублей "на торговлю", а он соглашается. Тоже приятный сюрприз. Накинуть 200 рублей и отступать по 50 - стандартная практика таких таксистов.
Быстро, по привычке из 90х, кидаю взгляд на заднее сидение (нет ли там кого лишнего) и сажусь вперед. Вытягиваю ноги и приоткрываю окно. В лицо бьет прохладный февральский воздух. Ну вот, можно расслабиться, скоро буду дома.
Бросаю какую-то общую фразу чтобы завести разговор. Правильный московский таксист все про всех знает и имеет единственно правильное мнение по любым вопросам. Правильный московский таксист только что самолично подвозил Иисуса на Голгофу, брат его соседа укладывал плитку в ванной Папы Римского, а сестра его жены стрижет собачку любовницы президента. Когда-нибудь меня обязательно выпрут из пыльного офиса по очередному сокращению штата, и я пойду крутить баранку на московских улицах, рассказывая майсы пассажирам.

Затевается неспешный разговор. Я в паре фраз объясняю, что сам из этого района, но давно уже уехал отсюда сразу после свадьбы, и что район изменился, и что жизнь дорожает, и что погода не зимняя, и что скорее бы весна. Я устал за день, но радио играет уютную мелодию, в салоне тепло, а мой извозчик с грустными глазами располагает поболтать те сорок пять минут что мы проедем вместе. Обычно из первой, относительно короткой фразы "обо всем на свете", собеседник выбирает наиболее интересную для него тему и продолжает беседу уже в каком-то одном русле. В этот раз азиатский человек с грустными глазами цепляется за тему семьи. Чувствую, что глаза его грустные именно поэтому, что-то его беспокоит. Ему под шестьдесят лет, он из Таджикистана, он давно уже работает в Москве. Почти все что зарабатывает переводит домой. Обычная история. Минут через пять его вдруг прорывает. Не знаю что произошло, но он начинает мне рассказывать всю свою жизнь. Начиная со службы в армии и учебы в институте. Он рассказывает о том как его послали в Афганистан на войну. Как он вернулся живой, но совершенно обалдевший от всего увиденного. Как долго пытался устроиться на работу, как учился в институте. И как был очень стеснительным, боялся заговаривать с девушками. Как познакомился с своей будущей женой. Его речь, стройная и спокойная, с небольшим восточным акцентом, без матюгов и злобы. Он просто рассказывает мне свою жизнь, улыбается грустными глазами и крутит баранку. Я сижу, смотрю на знакомые улицы, на горящие фонари проносящиеся за окном, и как-то очень живо вижу его рассказ.

"- Я ехал на автобусе, а она села рядом со мной. Такая красивая, такая светлая, ты себе не представляешь. Я боялся заговорить, но мы долго ехали, около двух часов. И вот сижу и понимаю, что если не заговорю с ней, то буду всю жизнь жалеть об этом и жить не смогу больше, так меня будет мучить мое малодушие…"

В мельчайших подробностях он пересказывает мне их первый разговор, который происходил в том автобусе почти тридцать лет назад. Он помнит его, будто это случилось вчера. Рассказывает и улыбается.

"- Я сказал ей тогда, что очень хочу еще раз ее увидеть. Она засмеялась, так звонко, так легко. Я понимал, что все это выглядит глупо. Но я решил твердо, что должен еще раз ее увидеть. Поэтому сказал, что буду ждать на главной площади на следующий день утром. И если понадобится буду каждый день туда приходить, пока она не появится. Она смеялась, конечно не верила.
Вышла на своей остановке, а я пошел за ней. Держался на некотором расстоянии, чтобы не заметила. Так я узнал где она живет. Всю ночь не спал, не мог уснуть. Выходил на улицу, бродил вокруг дома. Думал. Много думал. Утром чуть рассвело пошел на ту площадь и сел на скамейку. Ее конечно не было. Не было в девять, не было в десять… Я просидел на этой скамейке весь день, боялся отойти покушать. Вдруг она появится, а меня нет? И вот около семи часов вечера я услышал сзади ее голос. Она пришла с подругой, которой рассказала о странном молодом человеке. Оказалось, что они работают в здании рядом и весь день наблюдали за мной из окна. Так мы встретились второй раз. Я проводил ее домой. Мы долго разговаривали. Очень долго. Начали встречаться. Она была русская, моложе меня на десять лет, из семьи военного, офицера. Отец когда узнал что она встречается с таджиком разозлился и запретил ей выходить из дома. Моя мама пошла к ним домой, хотела поговорить. Объяснить, что сын из приличной семьи и любит их дочь. Но ее отец прогнал мать. Она вернулась очень расстроенной. Тогда я пошел к нему сам, пытался объясниться по хорошему. Сказал, что готов жениться и у меня серьезные чувства к его дочери. Он прогнал и меня тоже, накричал. Тогда я ночью прокрался в их сад… Она выскочила ко мне через окно. Я сказал что не могу так больше и хочу жениться, хочу детей. Говорил, что не богат, но семья наша хорошая и я буду работать чтобы все у нас было и ни в чем не было нужды. Сказал, что если она меня любит - поехали прямо сейчас. Иначе я уйду и больше не появлюсь никогда."

Я не перебивая слушал этого странного таджика с грустными глазами. Он очень ровно, как старому знакомому, изливал мне душу, хотя нашу случайную встречу даже нельзя было назвать знакомством. Я все еще не знал его имени, но уже знал о нем больше чем о многих своих коллегах, которых вижу много лет каждый день. Он говорил спокойно, улыбаясь с какой-то непонятной глубокой грустью. Вот просто так, первому встречному он рассказывал в подробностях о своей жизни. И я не мог понять почему. История очевидно имела какой-то смысл и в финале обещала развязку, которая объяснила бы эту печаль в его глазах.

"- Той ночью она согласилась уехать со мной. Я посадил ее на свой мотоцикл и мы поехали ко мне домой. А на следующий день к нам приехали милиция и ее отец. Он кричал на нее, оскорблял и махал руками. Он был очень сердит. Тогда я подошел и еще раз спокойно заговорил с ним. Сказал, что он не должен на нее кричать, потому что ничего плохого она не сделала. Сказал, что люблю ее и мы поженимся, даже если он будет против. Сказал что все сделаю чтобы она была счастлива и никогда не обижу ее… Что мы устроим свадьбу и никто в городе не скажет что его дочь вела себя недостойно. Моя мать тоже вступилась за нас. И тогда он остыл немного. А на следующий день забрал заявление из милиции. Потом мы поженились. Это было двадцать шесть лет назад."

Он замолчал. Я терпеливо ждал продолжения, готовясь к какой-то очень печальной развязке этой истории. Такие красивые истории из прошлого редко заканчиваются добром. Особенно когда видишь главного героя постаревшим, грустным, усталым водителем такси в тысячах километрах от своего дома.

- Вы все еще женаты?

"- Да, с тех пор прошло двадцать шесть лет. И мы все еще женаты. Она осталась там, дома в Таджикистане. Мы вырастили восьмерых детей. Шесть девочек и двух мальчиков. Правда, только шестерых детей мне подарила жена. Двух мы взяли приемных. Наши соседи погибли в автокатастрофе, а девочки были совсем крохотными и жена выкормила их своим молоком. А потом мы просто не могли их отдать. И они стали нашими детьми. Старшая дочка выучилась на детского хирурга, закончила университет в Ташкенте. Старший сын поступил в Ульяновский авиационный институт. А еще один сын учится на программиста в Москве. Мы вместе сейчас снимаем квартиру. Я очень скучаю по жене, она там с детьми дома. Очень далеко. Давно ее не видел."

Мы подъехали к моему дому. Всего сорок минут. Расплатившись и пожелав ему удачи, вылезаю из машины. Еще какое-то время провожаю взглядом его желтый Хендай, пока тот не скрылся за перекрестком, мигнув поворотником. На моем лице застыла глупая улыбка в которой наверное была зависть к этому грустному, но безусловно счастливому человеку. Гастарбайтеру, таджику, водителю такси. В руке у меня осталась визитка с телефоном. Да, я конечно записал его имя. Его звали Камил.
Tags: Графоманство, Жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments