mralex (kurakin_alex) wrote,
mralex
kurakin_alex

Рыбачий



"До сих пор мне снятся по ночам разбивающиеся о берега буруны и я вскакиваю с постели когда мне чудится хриплый голос Капитана Флинта:
- Пиастры! Пиастры! Пиастры!"





Автомойщик с безразличным лицом смывал Кольский, Рыбачий, Средний, Северную Карелию и Терский берег с изрядно потрепанной и уставшей от приключений Мурки. А я стоял и смотрел как куски отпуска пылью, камушками, сосновыми веточками, желтыми листочками стекают на бетонный пол и уносятся в глубину московского водостока. Мы приехали. Отпуск 2009 позади. Он выдался таким, что мы его не забудем никогда. И до рези в глазах мне хочется верить, что неприятности забудутся, техника будет восстановлена, а все плохое в конце концов будет перекрыто общением с новыми товарищами, и заработанным с таким трудом бесценным опытом, осмысленным, разложенным по полочкам и многократно примененным на практике.




Мне очень не хватает вас ребята. И я боюсь что это чувство со временем будет таять под такими же безразличными струями офисной московской жизни, под переездами из дома на работу и с работы домой. Боюсь, что потихоньку все что было стечет в московский водосток и улетит, согласно закону круговорота воды туда, откуда оно появилось - в моря, океаны и реки. Что же сделать, чтобы грусть-тоска поскорее растворилась, чтобы впечатления утряслись и их кирпичики схватились на растворе... Я думаю, нам надо встретиться. Может быть хотя бы для того чтобы понять - Москва никого не изменила, все осталось так как было там, а у нас есть точки соприкосновения и в этих железобетонных джунглях.



Сборы всегда выматывают. Сборы в дорогу это некое расщепление личности. Когда тело еще тут. Оно напрягается перетаскивая снарягу, жратву и кучу каких-то непонятных вещей в машину. Тело ругается что приехал "маленький" лифт, что крышка кузова не закрывается и надо что-то оставить. Тело еще дрябло и не хочет верить, что теперь разборка и сборка машины будет преследовать его каждый день ни по одному разу и это будет самое простое что нужно будет делать каждый день в предстоящие две недели. А вот душа... душа уже там. Душа уже видит места, где солнце назначает луне свидание в полночь, где волны озер плещут ледяной водой, где комары гудят, где запах костра.... И вроде ты уже весь там, да вот только надо сделать последний рывок, все привязать, прикрутить и запихнуть, а после еще отдать долг МКАДу стоянием в дикой пробке.



Но вот ты сжимаешь в руках руль, давишь ногами педали и внезапно понимаешь: от Москвы уже 450 километров! Москва не догонит, мы оторвались! Расстояние помогает. За этими сотями километров от столицы ощущается безопасность и покой. Тут не достанут. Тут время идет по-другому, тут другая вода, другие люди, другие ценности. Проезжая по мосту через границу республики Карелия и щурясь на зависшее где-то там далеко солнце думаешь - какой же длинный сегодня день, уже тысячу отмахали, а ни в одном глазу. То ли Куков Родник как всегда помог сбросить усталость, то ли на московском запале и задоре первого дня готов ломиться хоть до Калевалы на одном дыхании. Так в общем бывает всегда. И в первый день ложась спать ты в который раз думаешь: Господи, хорошо-то как... ведь только первый день, сколько там всего еще будет... Закрываешь глаза и проваливаешься в черноту.



Первое утро. Не сразу понимаешь где находишься и что надо делать. Но увидев полог палатки и отворот спальника улыбаешься. Все хорошо. Сегодня предстоят великие дела. Сегодня предстоит великая и ужасная Мурманка М-18. Сегодня увидим песчаные склоны вдоль дороги за Пудожем, Беломорканал, Медведьгору, болота, болота, болота... Выходим на грейдер в районе Кеми и вот уже распечатывается чья-то упаковка пива. Тут правила вождения простые: если ты считаешь что можно - значит никто тебе не запретит. Ты сам себе хозяин и сам себе ГАИ. Делаем глоток только чтобы утолить жажду и глотнуть свободы.



За первые два дня стоянки выпивается почти все что запасалось на долгих две недели. Средний городской человек стремительно дичает, оглашает окрестности ревом и воплями, спешит не раствориться в природе, а отринуть таким образом город. Горланятся песни, диким хохотом встечается каждый анекдот, пусть даже и бородатый. Только к третьему дню паровозный гудок отрыва постепенно слабеет, организм привыкает что уже все хорошо, что мы уже тут, что можно посмотреть чем живет лес, наесться до отвала черникой, голубикой, собрать грибов и вообще пойти прогуляться берегом воооон до того мыска напротив. Ах как пахнет тайга... и прелью опавших сосновых иголок, и скипидаром сосен, грибами, ягодами, озерной водой. Проваливаешься в мох чуть ли не по-колено. Идти трудно, но ноги сами тебя несут в сторону от лагеря, в тишину, туда где ты еще не был и может никогда больше не попадешь. Ну еще вот только посмотреть что за тем вот мыском, и вот за той сосной, что упала в воду, ну и еще пройти в ту сторону хотя бы минут десять, оттуда должно быть уже лучше видно вооон тот островок посередине озера. Мошка как-то нехотя обнюхивает нежданного гостя и провожает от низинки к низинке, не досаждая, но показывая что сидеть на месте в этих краях долго не следует.



И вот пора ехать дальше на Север. Проносится мимо Кандалакша, Хибинские горы, Мончегорск с загубленным лесом и Мурманск, который мы так и не успели как следует посмотреть и прочувствовать. Короткая проверка на пограничном посту и впереди полуостров Средний. Поднимаемся на горушку. Жаль, Бог не дал мне языка описать красоту бурых камней и серых скал, зелень тундрового мха и синеву озер, разбросанных каплями тут и там до горизонта куда хватает глаз. Сфотографировать всю эту земную красоту конечно проще чем описать словами... Суровый край. Северная красота затягивает. Нигде я не видел ничего похожего. Кипр похож на Испанию, Испания на Италию, а все они вместе взятые - на родной Крым. А вот такого как тут пожалуй больше и не встретишь.
Дни постепенно сбиваются в кучу, мы забываем что бывают на свете понедельник и пятница, и что в жизни городского человека они имеют разное значение. День и ночь почти меняются местами, потому что ночью так же светло как днем, а днем так же тепло как ночью. В конце первой недели мы уже не смотрели на часы, и не помнили какое сегодня число. Поэтому я не скажу точно в какой день недели, в котором часу мы встали на стоянку на мысе Немецкий. Да и не важно это. Главное что дальше на Север земной тверди больше не было. Дальше был только Северный Ледовитый океан. И, поверить сложно - до самой Канады не было ничего кроме воды, льда и ветра. Вечер когда мы ловили рыбу, смотрели на сторожевые пограничные корабли, и дышали соленым ветром океана конечно никто из нас не забудет. Даты сотрутся, даже наверное год не вспомнится точно со временем. А вот рыжий маяк за спиной, розовый от заката океан и вкус соли на губах не забудет никто. Такое не забывается. Почти все добавят при этом: "А я еще и купался... ох и холодно было. Но не мог не макнуться..." По большому счету это и была цель экспедиции, как бы смешно не звучало. Такие вот смешные мальчишеские цели толкают серьезных взрослых людей на Бог знает какие глупости. Заставляют тратить время, деньги и порой даже здоровье на несоразмерные с точки зрения простого городского человека необъяснимые мечты и желания. И это прекрасно... потому что только когда ты видишь как исполняются заветные желания и сбываются мечты, только тогда их место занимают новые, возможно еще более глупые и мальчишеские. Это и называется - Жизнь.



Когда на твою долю выпадает испытать больше чем ты ожидал, то всегда начинаешь искать ответ на вопросы: почему так вышло, что это все значит и какой из этого следует вывод. Тем проще думать о таких вещах когда все вышли из очередной передряги живыми и здоровыми. В пограничных состояниях мы смело отметаем все химеры и мнимые ценности, фокусируемся на том главном что в общем-то и было главным всегда, только о котором не всегда помнишь. И только спустя какое-то время самокопание и червячок сомнения грызут изнутри мерзким поедом - ну как же ведь ты мог, вот это... а если бы ты вот так сделал, и вот это если бы не забыл. Добавляются тут конечно и уверенные в собственных силах голоса тех кого там и близко не было: "Нууу что же ты, парень... надо было...". Эх... если бы мы были такими умными вчера, как они сегодня...



И снова мы на Терском берегу. Спускаемся к Полярному кругу и идем почти тем же маршрутом, которым прошли год назад. Аметистовый берег, сверкающие фиолетовые камушки, запах ламинарии. Приятно снова увидеть Белое море. Удивительно спокойные и светлые места. Практически в любую погоду. Хозяин тони - Дядя Саша Комаров. Узнает нас, что конечно приятно. Как и в прошлый раз встречает немного настороженно, но потом заводит длинный рассказ о поморах, саамах и ушкуйниках. На прощание дарит мне на память глендонит. Хороших людей все-таки больше чем плохих.



Ну вот вроде бы и все... Так мало чего можно рассказать. Так много чего можо вспомнить... Мечты сбываются, а людей со схожими мечтами продолжают сводить к одному костру пыльные бездорожные тропинки, чтобы помочь придумать новые цели и пройти новые сотни километров. Это и была главная, большая цель нашей поездки. Такая же большая как мечта "искупаться в Ледовитом океане".
И вот теперь, ложась спать в белую чистую постель теплой московской квартиры, я в который раз думаю: Господи, хорошо-то как... Сколько там всего у нас еще будет... Закрываю глаза и проваливаюсь в черноту.
Август 2009г.





Tags: Кольский, Рыбачий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments